Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
- Влюбись, и я всё прощу, - тихий голос, однако в пустой комнате он кажется чуть ли не криком. Еле слышное эхо отдаётся по стенам и вылетает в оконный проём.

- Что? – переспросил он. И неважно, что он всё услышал, просто ему почему-то захотелось услышать это ещё раз.

- Влюбись, и я всё прощу…

Тишина, иногда разбавляемая шумом ветра и шорохом камней под его ногами. Обыкновенный недостроенный дом с серо-белыми стенами, холодными полами и подоконниками, на одном из которых и сидела она. Маленькая, улыбчивая черноволосая девушка с грустными зелёными глазами, которые всегда цепляли его за душу.

Он же медленно бродил по бетонным плитам, цепляя носками кед маленькие камешки, которые с гулким звуком разлетались в стороны. Короткие каштановый волосы, скрытые под глубоким чёрным капюшоном, усталые карие глаза с синяками от недосыпа под ними. Ямочки на щеках, когда он улыбается, растягивая тонкие губы. Длинный подбородок, который она так любила целовать.

А сейчас всего этого нет. Сейчас – только сигарета, медленно тлеющая в её тонких пальцах и роняющая пепел ей на джинсы, да слова, застрявшие глубоко в горле.

- Влюбиться? В тебя? – осторожно спросил он. А раньше слова давались легко: слова о вечной любви, они даже пожениться собирались, как только окончат институт.

- Нет, в кого угодно, только не в меня. Влюбись, и я всё прощу, - как заведённая, твердила она.
Они познакомились случайно, на вечеринке общего друга. Сначала он не замечал девушку, сидящую в углу и слушающую музыку в наушниках, а потом она подняла на него глаза, и он пропал. Симпатия с первого взгляда. Не любовь, нет. Любовь получилась с тысячу первого взгляда в эти прекрасные глаза, после сотого поцелуя в мягкие губы, которые так маняще улыбались, говорили тёплые слова.

А сейчас – пустота. Они не знают, когда успели остыть, они ещё любят, но… Он оказался бабником, бегающим за каждой симпатичной девушкой. Наедине с ней он был нежным, тёплым и заботливым, но, закрывая дверь в её комнату в общаге, он становился самим собой. Он изменял ей налево и направо, а она запиралась в ванной и рыдала, вытирая воду со своих щёк и снова роняя слёзы.

Все говорили ей, что он ужасен, что нужно с ним расстаться, но разве любовь не слепа? Не глуха? Вот и она не хотела с ним расставаться, думала, что всё это слухи, что всё это ерунда. А оказалось, что нет, что всё это правда.

- Уходи, - выдавила она, выбрасывая окурок за окно. – Влюбись.

- И ты всё простишь, - хмыкнул он, развернулся и быстро покинул заброшенный дом.

***

Вороны, резко разлетающиеся в стороны и громко каркающие, глухой звук удара и тишина. Тишина гнетущая, затягивающая в пустоту, забивающая уши, в такой тишине кажется, что ты оглох, ослеп и потерял все свои ощущения.

Её нашли через несколько часов. Она улыбалась, как будто у неё не была проломлена голова, будто перед смертью увидела что-то светлое, и в неестественно вывернутой руке сжимала записку: «Влюбись, и я всё прощу».

А он не смог. Спился, каждый день приходил на её могилу за забором кладбища, ревел, как маленький ребёнок, и пил. А через три года, в день её смерти он напился до полусмерти и шагнул с той же крыши, умерев с той же блаженной улыбкой на губах.

«Влюбись, и я всё прощу» - последний его статус в социальной сети. Не влюбился. Не простила.

@настроение: плохое, очень.

@темы: рассказ, гет, ангст.