08:49 

Раз, два, три, четыре, мы с тобой в одном сортире...

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
Автор: Laveriya

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: Николай Летов/Глеб Шилов

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Повседневность, POV, Школа

Предупреждения: Нецензурная лексика

Ты шёл по длинному коридору с зелёными стенами. «Стены красят, как в психушке», - раздражённо подумал ты. - «Вот зачем было после десятого меня сюда переводить? Мне и там неплохо было…». Ты, наконец, достиг кабинета директора, к которому он шагал, и постучался. Услышав спокойное «Да, войдите», переступил порог кабинета. В чёрном компьютерном кресле за столом сидела худая немолодая женщина с прямыми короткими рыжими волосами.

- Здравствуйте. Я новый ученик, Николай Летов. Родители уже принесли мои документы, а секретарь попросил меня зайти к вам.

- Здравствуй, Николай. В какой класс ты хотел бы попасть? – директриса мягко улыбнулась, жестом приглашая парня присесть на кресло рядом с большим дубовым столом.

Ты был слегка удивлен – в первый раз слышал о том, чтобы директор спрашивал, в каком классе хочет оказаться ученик. Обычно распределяли туда, где место было, или по профилю.

- Разумеется, в «А», - ты так и остался стоять у дверей, даже не шелохнувшись, всем своим видом показывая независимость.

- А ты хорошо учишься?

- Более чем. Оценочный лист у секретаря.

- Ну, хорошо. «А», так «А». Посмотри по расписанию, какой там первый урок, и иди, знакомься.

- Хорошо. До свидания - ты развернулся и занёс ногу над порогом кабинета, когда услышал:

- Будь осторожным, Николай. 11 «А» - сложный класс.

- Обязательно, - ответил парень, не поворачиваясь, и хлопнул дверью кабинета, только потом позволив себе усмехнуться. Волков бояться - в лес не ходить.

***

Воскресный вечер показался мне намного скучнее, чем предыдущие. Дело было вечером, делать было нечего – это как раз про нас с Ромкой. Мы успели переделать все уроки, досмотреть последний новый фильм, который был в компьютере, и от скуки сидели на кухне, скуривая по третьей, а, может, и по четвертой сигарете – гора в пепельнице не давала определить точного количества выкуренного яда.

- Ром, чем заняться можно? – подавив зевок, спросил я.

- Не знаю. Звони девчонкам, оторвёмся, - Рома затянулся, потушил сигарету и подошёл ко мне. Я удивленно вскинул брови. С каких пор наш верный своей девице Рома предлагает «оторваться»? Неужели так стремиться меня развлечь?

- Не, не хочу. Они все уже достали. Никаких острых ощущений. Все либо таскаются за мной, как приклеенные, в рот мне заглядывают, либо мне не нравятся. Хотя таскаются и те и те, - пришлось сказать вместо «спасибо за заботу», которое вертелось на языке.

- Зажрался ты, Глеб. Девчонки уже не устраивают, - вздохнул парень.

- Ну, у тебя Маринка хорошая девчонка. Иногда даже завидую тебе, - я растянул пересохшие губы в подобии улыбки.

- Кто тебе мешает встречаться с нормальной, как я? Меняешь девушек, как перчатки. Ни тебе, ни им.

О, Ромка-воспитатель проснулся. Сейчас будет читать мне трехчасовую лекцию о моральных качествах, душевной чистоте и опасности беспорядочных половых связей. Чтобы этого не допустить, я перевел стрелки. Все лучше слушать о том, какая Марина замечательная, чем о том, что я плохой.

- Где нормальную-то взять? – признаюсь, я слегка притворился, именно поэтому вздох оказался каким-то слишком уж горестным. Эх, Шилов, нет в мире человека, достойного твоих душевных страданий. Таких уж точно. И вряд ли найдется.

- Не знаю. Не нравятся живые, купи резиновую. Или… - Ромка хохотнул, а потом посерьезнел и закрыл рот, словно не пуская слова наружу.

Так-так, а вот это уже интересней будет. Лекция миновала, теперь будет что-то а-ля «Рома-авантюрист-предлагает-интересную-затею». Что на этот раз? Проститутку снять?

- Или что? У тебя появилась какая-то идея?

- Да, так. Бред. Забей, - отмахнулся друг.

Теперь точно придется его растрясти. Задумал что-то, гад, а делиться не хочет. Ему-то зачем? У него Марина. Черт, я размышляю, как ребенок, у которого любимую игрушку отбирают. Хотя, что таить – странные предприятия и есть мои любимые игрушки. В детстве не наигрался.

- Ром, знаю я твоё «забей». Колись!

- Просто мне пришла в голову мысль, что, если тебе надоели девчонки, то, может, тебе попробовать… с парнем? – Рома никогда не отличался стеснительностью, но сейчас был красный, как помидор.

Э-э, что? С парнем? Рома, ты сошел с ума или просто обкурился? Чтобы я, да с парнем? Нет-нет-нет, не этим должен промышлять гроза школы и любимец девчонок.

- С парнем? А с каким? – глупый вопрос, конечно, вряд ли Ромка осведомлен о местах дислокации таких пареньков.

- У нас в школе парней мало? Тебе какие нравятся? – засмеялся Роман, посмотрев на меня с явным намеком – Шилов, ты же можешь любого закадрить. Я могу? Да, я могу!

- Не знаю, блондины, наверное… Девчонки-то мне блондинистые нравятся.

- Ага, и тупые, как пробки. Ты не по внешности суди. Волосы и покрасить можно. Тебе нужен кто-то, кто является полной противоположностью тебя. Кто-то добрый.

Я прыснул в кулак, сдерживая себя, чтобы не захохотать.

- А я, получается, злая ведьма из сказки?

- Ну, тогда уже злой фей, - мы засмеялись, и дальше тема ушла в другое русло. Я вздохнул с облегчением – в конце концов, это же не обязательно. Но, хотя… Может, это будет весело?

Удивительно, но после ухода Ромки я принялся бродить по пустой квартире и думать. И думать-то о чём! О том, чтобы действительно развлечься с парнем. Эта идея переплеталась с панической мыслью о том, что я рискую, причем очень. И репутацией своей, тщательно зарабатываемой, и, в конце концов, задницей. В восемнадцать лет я был прекрасно осведомлён, что делают друг с другом мальчики, не любящие девочек.

Хотя, если честно, насчет репутации я не особо волновался, даже несмотря на то, что работаю над маской холодного, бездушного парня уже несколько лет. Удивительно, но кроме моего класса, никто и не помнит меня другим – немного стеснительным, тихим и уткнувшимся носом в учебники. Стоило мне только выступить против школьной шпаны – несколько успешных драк спина к спине с Ромкой – и я стал очень даже уважаемым, и все те, кто смеялся за моей спиной, внезапно стали побаиваться. Да и не мудрено – кому охота было попасть в передрягу, мной устроенную.

Тот момент моего превращения в угрозу даже для десятиклассников – а я тогда был всего лишь в восьмом – напомнил мне образование бабочки из куколки. Вот только жизнь моя намного длиннее, чем у бабочки.

Но все равно, мысль о том, чтобы сменить ориентацию, хотя бы на время, казалась мне ужасной, но в то же время безумно привлекательной. Как же, запретный плод сладок! А тема гомосексуализма в нашей стране почему-то очень больная, нет в людях толерантности, да и во мне, наверное, тоже.

Ночью мне тоже не спалось, и я дошел до того, что начал фантазировать о том, как будет выглядеть мой будущий мальчик.

Перед тем, как заснуть, в мою голову пришла мысль о том, что нужно просто сходить в гей-бар и не мучиться. Но я тут же её отмел, а вскоре окунулся в мир Морфея.

Любой другой на моем месте сразу же отказался бы от этой затеи, воистину сумасбродной. Любой, да только не я. С детства отличаюсь несказанным упрямством, и если я хочу чего-либо, меня способно остановить что-нибудь очень серьезное. Например, отец – великий человек, о котором можно рассказывать бесконечно долго.

Проснулся я от противного звука будильника, и я еле удержался от того, чтобы не запустить часы в стену. Да-да, именно часы, а не мобильник. Наверное, можно найти в Интернете ещё более противный звук, чем у этого куска пластмассы, но на это уйдет уйма времени, а другие звуки в последнее время не способны меня разбудить.

Ночью я заводил его в полутьме, поэтому ошибся на пятнадцать драгоценных минут, и собирался впопыхах, на скорую руку умывшись и одевшись. Схватил в сумку и побежал в сторону школу. Так как на автобус я опоздал, добежать было быстрее, чем ждать следующего.

Тяжело дыша и мысленно обещая бросить курить, я вбежал в класс и сел рядом с Ромкой. Он зевнул, взъерошил и без того растрепанные волосы и взглянул на меня сонными глазами.

- Утречка, - сказал он и уткнулся в мобильник.

- Привет, Ромыч. Опять до утра в инете с Маринкой зависал?

- Ага, - улыбнулся Рома. - Ну, как там твоя идея? То есть моя. Ты забыл про неё уже?

- Нет, не забыл. Вот, придумать ничего не могу.

- Может, не надо? Ну её, эту идею. Я пошутил, - нахмурился друг.

Я насторожился – слишком уж настойчиво Рома предлагает мне отказаться от своей же идеи. Решив все свести к шутке, я ляпнул первое, что пришло в голову:

- Да расслабься. Или ты думаешь, что я к тебе буду приставать?

- Ну, в общем-то, да, - выдохнул Рома.

- Совсем дебил? – я хохотнул и отвернулся. Да уж, допрыгались. Теперь я уж точно не откажусь. Ни за что.

- То есть не будешь?

- Нет, ты точно дебил. Что б я, да с тобой? Хочешь, чтобы меня Маринка прибила? – я не поворачивался, но готов побиться об заклад, что друг услышал в моем голосе улыбку.

- А… ну да, - Рома положил руку мне на плечо в знак примирения. - Ладно, извини. Глупость ляпнул.

- Да всё ок, - улыбнулся я.

Прозвенел звонок, и мы встали, дожидаясь учителя. Открылась дверь, но вошёл не математик, как все ожидали, а невысокий парень с золотистыми волосами до плеч и зелёными-зелёными глазами. Я разинул рот и глаз не сводил с паренька, пока он не встал у своей парты. Вот это наглость!

- Быстро же ты в роль вжился, - раздался шёпот Ромы аккурат над моим ухом.

- Заткнись. Просто он слишком странно вошел, - шикнул я.

Продолжить диалог нам не позволил учитель, вошедший в класс. Он поприветствовал 11 «А» и попросил садиться. Потом сел за свой стол и начал проверять всех по списку, пока не наткнулся глазами на блондина, сидящего перед нами. Я ехидно улыбнулся, подумав, что мы тоже не совсем поняли ситуацию с этим красавчиком. Да-да, мне пришлось признать, что мальчик очень красивый, и почему-то к нему захотелось придраться. Хотя бы за странное появление.

- Молодой человек, а вы кто? – удивлённо спросил учитель.

- Я Николай Летов, новый ученик, - блондин встал и смотрел на математика.

- Странно, первый раз слышу. Ну, хорошо, запишу вас в журнал, – сказал мужчина и начал урок.

Что, черт возьми, здесь происходит? У него что, во лбу звезда горит? Тимофеич, образец подозрительности, даже не спросил, не перепутал ли мальчик класс. Очень, очень странно.

Весь урок я слушал невнимательно, благо, учитель повторял, а не объяснял новую тему. За сорок пять минут я успел разглядеть и спину Летова, прямую, запакованную в черный пиджак, шею, почти не видную за волосами и воротником зеленой рубашки, да ещё локоть, мелькавший перед глазами.

Урок закончился, и странный новенький повернулся ко мне, впившись в меня взглядом, каким-то завораживающим. Из ступора меня вывел голос, низкий, но мягкий, как поступь у кота:

- Привет. Какой следующий урок?

- Химия. Может, тебя проводить? – я зачем-то улыбнулся. Ладно, будем считать сегодняшний день акцией доброты от Глеба.

- Проводи.

- Я, кстати Глеб. Глеб Шилов, - я протянул ему руку для пожатия и удивился силе этого паренька.

- Я Коля. Ну, ты уже слышал, - он собрал вещи и вопросительно на меня посмотрел.

- А, пойдём, - сказал я и повернулся в надежде увидеть своего друга. Вернее, не увидеть, так как мне не улыбалось выслушивать колкости по поводу новенького. Ромы как будто след простыл. Дойдя до кабинета, я-таки нашел свою пропажу, которая, как ни в чем не бывало, болтала по телефону:

- Да, Марин, пока. Созвонимся, целую.

-Вот, Коля, это Рома, мой друг, - Рома покосился на меня, но руку новенькому пожал.

- Очень приятно.

- Взаимно.

И все-таки мне показалось, что этот парень неспроста к нам пришел. Хотя бы потому, что умудрился не вляпаться в неприятности из-за своей наглости. Пока не успел.

День прошел довольно-таки скучно – выловили парочку непонятливых мальчишек, которые курили на территории школы, да драку одну предотвратили. Как ни странно, никто не попытался ничего поджечь, и даже ни одного классного журнала не пропало.

Удивительно, но, даже зная, что за любое нарушение дисциплины каждому грозит серьезное наказание, находились смельчаки, которые чудили в школе. Разумеется, их наказывали, и я принимал в этом самое что ни на есть непосредственное участие, меня с Ромкой боялись, вот только чокнутых в нашей школе не убавлялось.
- Глеб, домой идёшь? – спросил Рома после того, как прозвенел звонок с последнего урока.

- Конечно, иду. Или ты предлагаешь мне здесь оставаться? – усмехнулся я. Конечно, школу я безумно люблю, но не настолько, чтобы в ней жить.

- Ну, мало ли, какие у тебя планы, - друг ехидно улыбался.

- Я же просил не подкалывать, - закатив глаза, буркнул я. Чего он добивается, не пойму?

Пока мы переговаривались, успели вместе с толпой вплыть в раздевалку. Удивительно, какое желание у них попасть домой, бегут, будто срок отмотали в тюрьме. Понимаю, что у большинства тяги к учебе не наблюдается, но а как же друзья и отлично проведенное время вместе с ними? Неужели на улице или дома интересней?

- Я просто надеюсь, что ты откажешься от своей затеи. Вон, как ты новенького глазами прожигал. Я уж даже подумал, что вы влюбились, господин Шилов, - отвлек меня от размышлений Рома.

- Всех господ в семнадцатом году расстреляли. Оставь эти свои плоские шуточки. Абсолютно не смешно, - процедил я.

- Ладно, пойдём уже, - Рома затянул бантик на шнурках, и мы ушли из школы. Совершенно не заметив среди разномастных голов светловолосую, удивленно слушающую разговор.

***

Мы разошлись молча, только попрощались. Оба были заняты мыслями. Новиков думал, разумеется, о своей девушке, чертов влюбленный, ну, а я – о новеньком, как ни странно. Хотя, об этом новеньком думали если не все девчонки в этой школе, то половина точно. Этот парень не мог не притягивать - не зря говорят, что девчонки с зелёными глазами ведьмы. «Хм, в данной ситуации злой фей не я, а он» - подумал я и улыбнулся, вспомнив вчерашний разговор. Теперь в моей голове начал созревать план по завоеванию сердца, тьфу, по завоеванию дружеских отношений. Во-первых, надо найти парня подходящего – как бы я хорошо ни дрался, получить по лицу всегда неприятно. Во-вторых, познакомиться ближе, если ещё не знаком. Третьим пунктом плана было узнать об ориентации, но это я сразу выкинул. Смысл? Я и сам не голубее своей черной рубашки, да и, в конце концов, может, меня тут же затошнит.

Сам план показался мне очень удачным и беспроигрышным. В лучшем случае, у меня появится парень, в худшем – хороший друг. Друзья на дороге не валяются, правда, таким образом полученных у меня ещё и не было. Да и кандидатуру я нашёл подходящую – новенький был и симпатичным, и весьма интересным. Осталось только как-то попробовать познакомиться с ним поближе, а то кроме его имени и фамилии, я о нем ничего и не знаю. Так, имя, фамилия. Ни адресов, ни паролей с явками.

***

Первый урок был в самом разгаре. Ребята обсуждали произведение по литературе, обсуждение перерастало в жаркие споры, в которых, разумеется, были две спорящие стороны. Обсуждали Есенина. Почти все в классе считали, что этот поэт писал грубо, по-деревенски, и никакой романтики в его стихах нет. Да и вообще романтики не существует.

Противоположную точку зрения высказал Коля – он сказал, что стихи Есенина – одни из самых романтичных стихотворений о любви. Разумеется, его тут же начали переубеждать. В это время я не принимал участие в обсуждении, а тщательно маскировал зевки за одобрительными улыбками. Ночью заснуть никак не получалось, все мучил себя на предмет того, а надо ли мне всё это. В итоге решив, что проблемы нужно решать по мере их поступления. Но в какой-то момент я всё же решил поддержать новенького – все же ещё один козырь в мой рукав.

- Ребят, у Есенина очень хорошая поэзия. И очень романтичная. Он вообще один из моих любимых поэтов. И вообще, давайте прекратим спорить и послушаем, - в моем голосе звучала холодность и привычная сытость. Обычно после этого тона все предпочитали помолчать. Впрочем, как и сейчас. Учительница, молодая ещё, только после института, благодарно мне улыбнулась и продолжила урок уже в полной тишине.

После урока Коля повернулся ко мне, сверкая зеленющими глазами, которые имели на меня странное воздействие, которое я даже объяснить не мог:
- Слушай, спасибо. Я думал, они меня загрызут , - парень улыбнулся, тепло и открыто, и я, не удержавшись, растянул губы в ответ. – Директор меня, конечно. предупреждала, но они… как стая волков, наверное. Глаза желтые, слюна капает…

- Она никогда не шутит, - я выдержал паузу. - Да не за что, в принципе. Тем более я действительно люблю Есенина. Ты после школы как, свободен?

- Да, а что?

- Я думал, может, сходим куда-нибудь, выпьем? За Сергея Александровича.

- А ты не маленький ещё пить? – глаза Летова вмиг похолодели, а в голосе мелькнуло презрение. Так-так, шипы выпускаем? Тем интересней.

- Нет, восемнадцать недавно праздновал… А ты? – я наконец-то нащупал интересующую меня тему.

- А мне ещё рано, - ещё одна улыбка и притворный вздох.

- Да? А по тебе не скажешь, – парни вышли из кабинета и двигались по коридору. – Вон, какой детина.

- Что ещё по мне не скажешь? – Коля рассмеялся.

- Да по тебе, в принципе, ничего не скажешь. Ну, только если… - я замолчал. Что если? Подумав немного, я осторожно продолжил: - Красивый ты очень. И глаза у тебя очень красивые. И волосы.

- А у тебя серёжка интересная. Тоже хочу себе такую.

- Мама не разрешает? – я ехидно посмотрел на своего спутника. В ответ на реплику блондин высунул проколотый язык, в котором торчала серёжка-штанга с чёрными шариками.
– Ладно, беру свои слова обратно. Хочешь, подгоню тебе их? Например, на день рождения?

- Нет, спасибо. Уж как-нибудь сам.

- Не думаю. Мне их папа из Германии привёз. Тут ты таких не найдёшь. Когда у тебя день рождения?

- Через две недели. Но не надо.

- Ладно, как скажешь, - и на этом разговор закончился.

***

Уроки закончились, и одиннадцатый направился в сторону гардероба. Коля вышел первым, поэтому шёл впереди толпы, но у дверей раздевалки я его догнал и оттащил в сторону:

- Ну что, наш договор в силе?

- Какой договор? А, нет, извини. Я почти не пью. И тебе не советую, - хмыкнул Летов, оглядывая меня с головы до ног своим морозным взглядом, и мне действительно стало не жарко.

- Мама не разрешает?

- Где-то я уже это слышал. Давай так: посидим, но без спиртного. Или ты в свои восемнадцать уже алкоголик? – теперь настал черёд блондина ехидничать.

- Нет. Договорились, - я направился одеваться. – Кстати, куда ты вчера пропал?

- Домой, куда же ещё, - почему-то мне показалось, что он лжет. Но, впрочем, это не мое дело. Он вообще не мое дело. По-моему, даже я начинаю осознавать, что переигрываю. Насел на новенького, правда, он на забитого не шибко похож.

Мы зашли в кафе, и аромат кофе окутал нас вместе с уютным теплом. Я расслабился и растрепал волосы движение ладони, а потом присел за ближайший столик, указывая Летову на место напротив. Подошла официантка, и блондин попросил чашку горячего чая, а я - чёрный кофе без сахара.

- Кофе любишь? – спросил Коля.

- Нет, - я сам, между прочим, не понял, почему заказал его. – А ты чай?

- Терпеть не могу. Я больше по кофе.

- А я по чаю, - мы встретились взглядами и расхохотались. – Походу, придётся меняться чашками.

- Ага, - Коля улыбнулся, и глаза его снова потеплели. Я почувствовал, что снова выпадаю из реальности, завороженный этими зеленющими омутами.

Официантка принесла заказ, и была очень удивлена, когда мы поменялись чашками.

- Извините, я, наверно, перепутала заказы? – защебетала девушка.

- Нет, нет, девушка. Это мы перепутали, - Коля обворожительно улыбнулся и подмигнул официантке. Та покраснела и, хихикнув, удалилась.

Несколько минут мы смотрели в чашки, изредка отпивая, и молчали. Первым тишину нарушил Коля:

- Глеб, ты гей? – услышав этот вопрос, я чуть-чуть не подавился чаем.

- С чего вдруг такие вопросы? – я смотрел на него с неприкрытым удивлением. Геем меня ещё никто не называл, да и я повода не давал.

- Да так, - Летов прикрыл глаза. - Я просто вчера всё слышал.

- Ты о… - я замолчал. Говорить ему, что то, что вчера было – групповая галлюцинация, явно плохая идея. - Э-это точно не то, о чём ты подумал. Просто Ромыч шутить разучился. И вообще, с чего ты взял, что я именно гей?

- Знаешь, ты так на меня смотрел вчера. Думал, ты во мне дырку сделаешь, - задумчиво протянул новенький, обнимая большими ладонями чашку.

- Ты смотрел не лучше, - парировал я.

- Но я-то не гей!

- Да я тоже. Может, что-нибудь расскажешь о себе? – я решил свернуть тему, заодно и познакомиться с ним поближе.

- Что, например?

- Ну, стандартный набор вопросов для новичка: откуда, как здесь оказался, вкусы, привычки, - я поставил чашку на стол и подпёр щеку рукой, приготовившись слушать.

- Хорошо. Я из соседнего района. Родители мне квартиру подарили на день рождения, а она оказалась в этом районе. Поэтому я в твоей школе. Вкусы… а какие именно вкусы?

- А какие хочешь.

- Люблю хорошую музыку. И хорошие книги. И еду хорошую, вкусную. И кофе, не эти помои, - парень провёл пальцем по ободку почти нетронутой чашки с кофе. - Привычек почти не имею. Курю только.

- А девушка есть? – я все смотрел на его пальцы. Длинные, немного неровные и заканчивающиеся аккуратными ногтями. Явно в шахте не работает и в земле не копается.

- Девушка? Нет. Слушай, ты точно не гей? – вскинулся Летов.

- Боишься? – хмыкнул я.

- Нет, не боюсь. Был бы ты геем, спросил бы, как это, – Коля вновь посмотрел на меня, будто гипнотизируя.

- Самому интересно.

Мы попросили счет, расплатились и вышли из кафе.

Эй, Летов, а что «это»?

Мы молча шли по осенней улице, я смотрел под ноги, пиная листья, желтые и мокрые от недавно прошедшего дождя. Обычно в начале сентября ещё довольно тепло, но в этом году погода решила не баловать горожан и послала нам дожди и мерзкую погоду – ветер забирался под пиджак и тонкую рубашку, заставляя кожу покрываться мурашками. Коля оглядывался по сторонам, рассматривая незнакомую местность. Мне все время хотелось что-нибудь спросить, но все вопросы казались мне глупыми. Впервые в жизни я так не хотел выглядеть в чьих-то глазах глупцом.

- Подожди, говоришь, тебе предки на день рождения квартиру подарили? Но тебе 18 через две недели? – спросил я, решившись-таки нарушить тишину. Коля повернулся и презрительно взглянул на меня:

- Подарили раньше. Что в этом странного?

- Да нет, ничего, - я пожал плечами. - Просто спросил. Тебе, наверное, хотелось поскорее получить свободу, вот и попросил раньше, так?

Черт возьми, почему я оправдываюсь?

- Нет. Я ничего не просил. Это была компенсация за то, что я не уехал с классом в Англию.

- Странно, мой папа наоборот бы меня за границу сплавил, - удивился я. Ну да, действительно, папа бы непременно отпустил меня, да ещё бы и напутственное слово сказал – это ведь замечательная практика языка.

- Да мои предки просто боятся, что я глупостей наделаю.

- А то ты их не делал?

- В смысле? – удивился Коля.

- В смысле пить, курить, заниматься сексом, - усмехнулся я. Как раз к этому моменту мы дошли до парка и остановились возле скамейки. Я кивнул на неё, мол, садись.

- Ну да. Предкам же это не объяснишь, - улыбнулся блондин, присев. - Мне кажется, что теперь моя очередь задавать дурацкие вопросы.

- Почему дурацкие? Нормальные вопросы. Стандартные. Хоть узнал о тебе что-то, а то… - я остановился.

- А то что? – действительно, что? Ох, переигрываете вы, господин Шилов.

- Да отморозился как-то в первый день. А щас смотрю - ничё такой парень, - нашелся я, в то же время почувствовав себя каким-то гопником.

- Да ты тоже нормальный. Глаза у тебя тоже, кстати, красивые. Ну, расскажи что-нибудь о себе?

- Я Глеб, - я пропустил мимо ушей «комплимент». - Мне восемнадцать лет. Люблю чай, хорошую поэзию и хорошую музыку. Занимаюсь спортом, м-м, больше ничего.

- Прямо мечта для девушек, - хмыкнул Летов, но опять с ехидцей в голосе.

- Да ну их, этих девчонок. То ли они все такие сейчас пошли, какие-то картонные, то ли я уже зажрался.

- Второй вариант, определенно, хотя я и сам давно не встречал нормальных девчонок. Их как будто скосило какой-то болячкой. Хотя, наверное, у нас просто с тобой глаза на заднице. А где твой друг с плохим чувством юмора? – улыбнулся Коля, но уже грустно.

- У своей девушки, - отмахнулся я. Неужели у меня действительно глаза там, где сказал новенький? И я просто не замечаю кого-то, кто меня действительно любит? Хотя – какая, к чертям, любовь в семнадцать-восемнадцать? Я же ещё на ноги не встал, а сидеть на шее у папы, да ещё и на пару с девушкой, как-то неохота.

- Так найди себе девушку. Чего тебе ещё нужно? – просто сказать, ага.

- Не знаю я уже ничего. Запутал меня своими разговорами, теперь совсем не понимаю, чего я хочу, чего не хочу.

- Ну, извини. Хотя до этого совсем не сложно додуматься.

- Ты рассуждаешь, совсем как взрослый, Коля. Откуда ты такой странный взялся? - на мою голову.

- Откуда, откуда, из роддома. А вообще…

- Не продолжай, я биологию учил, - засмеялся я. – Тебе в какую сторону? Может, провожу? Вдруг заблудишься.

- Мне не пять лет, но, раз ты так не хочешь со мной расставаться, то – вперед, пойдем. Тут недалеко, два дома всего.

Было интересно смотреть, как Летов разглядывает дома, а потом, выматерившись сквозь зубы, поворачивается ко мне и спрашивает, куда ему идти. Оказалось, надо было просто пройти немного дальше, а Коля перепутал свой дом с соседним.

Стоя у подъезда, он повернулся и хотел со мной, видимо, попрощаться, но столкнулся со мной, и я слегка коснулся его губ. Можно, конечно, сказать, что случайно, но зачем врать самому себе?

Ничего не взорвалось, и даже асфальт под ногами не потрескался. Обыкновенные холодные губы и изумленные зеленющие омуты.

- Ты чего? – пробормотал он.

- Случайно, - я сладко улыбнулся. – До завтра.

И ушел восвояси.

***

Ты простоял у подъезда ещё несколько минут, пока окончательно не продрог.

- Что вообще происходит? – буркнул ты и все-таки зашёл внутрь, правда, там было не теплее – отопление включать пока не собирались, так что пришлось бежать домой и ставить чайник.

Переодевшись и согревшись, ты приземлился на первый попавшийся табурет и задумался. Разумеется, на твою красоту часто обращали внимание, но только девушки, попадались и особо настойчивые, но напор этого парня, причем явно кумира почти всех девчонок в школе. Ты видел, с каким восхищением на него смотрели, а на тебя ещё и с завистью.
После того, как ты услышал их разговор, ты поспешил уйти. Хотя, несмотря на то, что внимание этого золотого мальчика тебя немного напрягало, все же тебе льстило, что такой парень обратил внимание на тебя. Совсем немного льстило, потому что увлечение парнями явно не входит в список твоих ближайших увлечений. Даже таким красивым, как он.

Ещё, с ним было легко общаться. Хоть ты и прятался за своей обычной холодностью и язвительностью, с Глебом хотелось и посмеяться, и улыбнуться потеплее. Он каким-то удивительным образом умудрился завоевать твое расположение, и даже страннейший инцидент перед подъезд вряд ли остановит тебя в попытках с ним подружиться.

- Так, стоп, Летов, что ты несёшь, - задумчиво произнес ты, тряся головой. – Мне совсем не интересен этот золотой мальчик, как бы замечательно он мне не улыбался. Зачем я вообще в эту школу перешёл? Чтобы закончить одиннадцать классов нормально, не отвлекаясь ни на кого, а я с первого дня начинаю чуть ли не дружить со странными личностями. Хотя, было бы неплохо покопаться в Глебе, думаю, он хранит в себе много интересной информации. Да и, в конце концов, поддержка в лице, насколько я понял, грозы школы, мне ни капли не помешает.

Но, как известно, запретный плод сладок, тем более, плод, который так и просил откусить от него кусочек. Помучить его, пообщаться с ним, подружиться. И ты понемногу сдавался, весь вечер сдавался, даже когда входил в миловидную и сладко стонущую под тобой девушку – сдавался.

И даже утром, проснувшись в мятой постели в одиночку, ты по сантиметру приближался к плоду, ничего не подозревающую. Если нельзя, но очень хочется, то можно, не так ли? И даже если совсем не хочется – кто запрещает?

***

Мир сошел с ума. Вернее, нет, я сошел с ума. Или схожу с него, медленно, но верно. За два дня я умудрился решиться на такую абсурдную авантюру и докатиться до того, что поцеловал парня! Сам! Это возмущало меня до глубины души.

Но маленький червячок сомнения грыз меня изнутри, говоря, мол, если ты не хотел, зачем тогда делал? В том-то и дело, что я хотел! Нет, я действительно двинулся. И этот сдвиг даже по-человечески не объяснишь, разве, что этими дурацкими зеленушками на чертовом летовском лице. И сарказм его, от которого меня передергивает, колючесть его, но и она когда-нибудь должна закончиться! И я костьми лягу, но достучусь до него – мягкого нутра Летова. Уверен, что оно у него есть. Не бывает абсолютно равнодушных людей, а если и есть, то это уже не люди. Куски мяса, запрограммированные на определенные действия.
Внезапно осень, все это увядание вокруг показалось мне таким красивым и печальным. Будто что-то-то покидало мне, ускользало сквозь пальцы, улетало вместе с желтыми листьями, навсегда оторвавшимися от веток. Картина осени вокруг настолько увлекла меня, что я очнулся только тогда, когда ноги привели меня к дому. Посмотрев по сторонам, я рассмеялся. Надо же, сначала попытки завоевать парня, а потом что, начну пускать сопли и писать стихи о неразделенной любви? Какой же ты ещё ребенок, Шилов!

Душ отогрел моё тело, но не отогрел мою душу. Забавный каламбур, но для души есть другие согреватели, если, конечно, она у меня вообще есть. Этот интерес – это просто просьба капризного ребенка а-ля принеси то, не знаю что. Зачем мне Летов? Да, согласен, может быть, мы подружимся, но ведь проще выложить ему все начистоту, чем заниматься всем этим театром абсурда. Но я все же маленькое дите, в детстве недолюбленное, и даже не могу сопротивляться желанию заполучить во-он ту игрушку. И все равно, что игрушка эта – человек. Не ноги же мне ему отрывать…

Что меня в нём привлекло? Сначала, разумеется, загадочность. И глаза. Вот зачем парню, совсем не смахивающему на девчонку, такие глазищи?

Застонав от бессилия, я бросил подушку, как нельзя кстати подвернувшуюся под руку, в стену, и всеми силами попытался отвлечься. Если так много думать о нем, он может стать моей навязчивой идеей. А я не верю в навязчивые идеи с первого взгляда.

Заглянув в дневник, я оценил фронт работ и в кое-то веки облегченно вздохнул. Следующие пару часов точно будут заняты алгеброй, физикой и информатикой.

Почему у меня за столько не выработался биологический будильник? Нет, не анатомический макет, будящий меня по утрам, а привычка просыпать в половину восьмого. Вместо этого я регулярно не слышу будильника, равно, как и сегодня. Проспав и непозволительно опаздывая, я собирался быстро, благо, до школы идти всего ничего. Как только я пересёк порог класса, прозвенел звонок, и я с облегчением выдохнул. Ромка сидел на своём месте, а парта впереди нас была занята уже не одним новеньким, о коем я, к счастью, не вспомнил в утренней суматохе, а ещё и перекрашенной блондинкой в ужасно короткой юбке. Кажется, Алина. Вернее, не кажется, я прекрасно знаю её имя, да и не только имя.

Вообще, в этой школе то ли традиция какая-то странная, то ли мода – практически все мало-мальски интересные девушки пытаются затащить меня в постель. У многих, конечно, получается, но если есть много сладкого, то в скором времени затошнит и потянет на солёненькое. Этим, видимо, и объясняется моя престраннейшая тяга.

Правда, попадается и не сладкое. Не сопротивляется, стонет – и ладно.

Всё же, интересно, это она им заинтересовалась или наоборот?

***

Физика – это ад, тем более сдвоенная. Видимо, завуч, составляя расписание, решил, что 11 «А» в чём-то провинился, вот и наградил нас так здорово. Уж лучше сдвоенная физкультура с бэшками, чем это. А ведь бэшки – наши главные соперники в баскетболе, именно там находится половина нашей команды.

Еле-еле отсидев первый урок, тщетно пытаясь понять материал, я решил прогуляться, заодно поймать самых непонятливых курильщиков. Но посмотрев на мило щебечущую парочку, захотелось остаться и послушать.

- Эй, Глеб, пойдём? – раздался над моим ухом голос Ромки, будто услышавшего мои мысли.

- Куда? – отозвался я, всем своим видом выказывая нежелание говорить, не говоря уже о движениях.

- Ну, не знаю. Походим. Семиклассников выловим и к заму по УВР отведем, - Новиков улыбнулся, а я зевнул.

- Как у тебя с утра получается выговаривать такие умные слова, Ром? Я не хочу, иди, - я лёг лицом будто говоря, что не хочу продолжать разговор.

Тем временем Коля и Алина что-то рисовали на листке и смеялись. Я удивился – со мной Алина никогда не шутила, да и смех у неё внезапно оказался довольно красивым, а потом я увидел, что она и боевой раскрас сменила на вменяемый макияж. Мир определенно с ума сходит…

Внезапно смех прекратился. Коля что-то шепнул Алине, и она, цокая каблуками, вышла. В классе остались лишь мы вдвоем, физик ещё в начале перемен ушел в лаборантскую. Летов позвал меня, я скользнул по нему равнодушным взглядом, не смотря в его зеленушки, и снова уставился в никуда.

- Глеб, нам поговорить надо, - начал блондин.

- И о чём же?

- Не строй из себя… дурака. Ты прекрасно понимаешь, о чём я. О вчерашнем. Это ошибка, ты ведь понимаешь?

- Да мне плевать. Абсолютно, - отозвался я. – Это была случайность. И ничего больше.

Летов, как мне показалось, переменился в лице, потом спохватился, снова надел маску непроницаемости на лицо, и добавил:

- Ну и отлично. Давай дружить? – я аж подавился возмущенной репликой – ожидал сарказма, но никак не этого. Да и предлагали подобное мне впервые – встречаться, даже переспать, но дружбу… Всё-таки я ущербный, хоть этого и не показываю. Коля улыбнулся и протянул мне руку.

- Давай, - я пожал его ладонь, и жутко хотелось улыбаться. А ещё не отпускать его никуда, говорить ему что-то, сыграть с ним в салочки, съесть мороженого, а потом лечить его с опухшим носом.

Вернулась Алина, и Коля повернулся к себе. Они продолжили о чем-то шептаться, даже на физике, но я не слушал их. Я был погружён в свои мысли. Мысль о том, что Коля был вчера с Алиной, никак не хотела покидать голову брюнета. Воображение услужливо подсовывало картины секса Коли и Алины, и это жутко раздражало. Удавись, воображение!

Эй, мозг, ну, ну же, успокойся. Не надо разъедать самого себя. Сейчас только, отвлекшись от скучных формул, я вспомнил, как пару раз ко мне откровенно клеились мальчики, один даже из нашей школы. И я честно дал им уйти – до угла школы, а потом. Ничего особенного, только нос сломал, напоследок подумав, что хоть так он будет выглядеть помужественней.

И все же я сходил с ума от… ладно, будем называть это ревностью.

***

Уроки тянулись, как резина, и я вздохнул с облегчением, когда они закончились. Не придётся больше смотреть на эту парочку за соседней партой. Мне всё время казалось, что ещё урок – и Алина вернётся на своё место, к подружке, которая, кажется, даже обиделась поначалу. Но потом блондинка подошла к ней и что-то шепнула на ухо. Подруга засмеялась, понимающе посмотрела на нашу парту и отвернулась. Что она там поняла? Может, и мне заодно объяснят?

Я попросил Новикова развлечь соседку Летова, и тот быстренько вывел её под белы рученьки.

- Глеб, ты что, ревнуешь? – лениво спросил блондин, запихивая учебники в сумку, которая была готова вот-вот треснуть по швам из-за количества книг в ней.

- Я? Ревную? С чего ты взял? – удивился я, вставая из-за парты и снимая свою сумку со спинки стула.

- Ну, ты так… пялился на нашу парту все уроки. Неужели тебе так эта девчонка нравится? Так я не буду больше с ней общаться, если хочешь, - пожал плечами Коля.

- С чего это вдруг такое великодушие к моей персоне? – усмехнулся я, застёгивая портфель.

- Ты мой друг, - скривился Летов. Как будто я напрашивался на эти слова.

- Хочешь с ней общаться – общайся. Да и в постели она ничего.

- Ты и с ней переспал?

- Конечно, мой юный падаван, - расплылся в улыбке. - Я почти всех в этой школе попортил. У них тут прям какой-то обряд – лишись целки с Глебом Шиловым. И я, разумеется, не против. «Был, до некоторых пор».

- Ну ты и скотина, Шилов, - рассмеялся Коля.

- Ой, ты лучше? – нахмурился.

- Да, я хоть не хвастаюсь.

- Ну мне-то можно. Куришь? Пойдем, покурим, заодно и похвастаешься. Так уж и быть, я тебя послушаю.

- А у вас при школе есть, где покурить? – я фыркнул. – Что?

- Ты действительно считаешь, что человек, который всех гоняет именно за курение на территории, просто так выйдет и покурит? Нет, как приличные люди мы пойдем, например, ко мне домой.

- А почему это к тебе? Приставать будешь? – с ехидцей добавил он.

- Может, и буду, - как-то слишком серьезно ответил я.

***

- Нифига себе квартирка! Один живёшь? – воскликнул Коля, оглядываясь. Как бродяжка, ей-богу.

- Нет, с отцом. Только он работает много, поэтому приходит поздно.

- А эта женщина на фотографиях?

- Мама умерла, когда мне было 10. Автокатастрофа, - я помрачнел, отгоняя от себя неприятные воспоминания. Не время сейчас.

- Прости.

- Да ладно. Я уже привык. Чай будешь?

- Ты же знаешь, что я чай не очень, - улыбнулся Коля, садясь на стул на кухне.

- А кофе нет. Придётся чай пить, - я поставил две чашки на стол и налил из заварника чай, очень ароматный. Разбавил его водой, и пар разносил приятный запах по кухне.

- М, вкусно, - улыбнулся Летов, отхлебнув из чашки.

- Фирма веников не вяжет, - я сел на соседний стул и взял чашку, обхватив её ладонями. - Давай, рассказывай, что обещал.

- Я, между прочим, ничего не обещал.

- Всё равно рассказывай.

И он рассказал. А я с каждым его похождением все шире открывал рот. Черт возьми, ему ведь всего лишь семнадцать лет! Я, конечно, не лучше, но, по крайней мере, оргий не устраивал…

- Кстати, с Алинкой я тоже спал. Классе в девятом, - добавил он в конце. Ё-моё!

- С Алиной? Вы же два дня знакомы?

- Как видишь, нет. Я просто как-то гулял по городу и подцепил её.

Я скривился. Как о проститутках говорит. О бесплатных проститутках.

- И часто ты так цепляешь девчонок?

- Ага. Технику тренирую.


- И все прям сразу в койку с тобой прыгают?

- А с тобой нет? Давай, расскажи мне душещипательную историю о том, что ты ходишь за девушками, и умоляешь их с тобой переспать, а то дрочить не хочется.

- И ты никогда никого не любил? Так, чтобы хотелось девчонку не трахать, а цветы ей таскать, кормить мороженым и всё в таком духе.

- Никогда, - Летов пожал плечами. – А зачем?

- А я любил, - я пропустил его бессмысленный вопрос мимо ушей. - Давно. Она была такая хорошенькая, и единственная, кому я не нравился. Я очень страдал, после этого я поклялся себе не влюбляться.

- А что потом было с этой девчонкой? Она ещё здесь?

- Что было потом? – я поджал губы. - Она начала за мной бегать. Но позже. В конце девятого. Я с ней, конечно, переспал, но удовольствия тогда ни я, ни она не получили. Практически изнасилование. Слишком жестоко отомстил и, знаешь, иногда об этом даже жалею.

- Понятно.

- Что, не понравилась история?

- Если честно, не очень.

- Се ля ви, - я развел руками. Достав пачку из кармана, я поделился сигаретами с другом, да, теперь его можно называть другом.

- Спасибо.

Так мы просидели часа два, выкуривая одну за другой и разговаривая. Потом позвонил папа, и мне пришлось выйти, оставив Колю одного.

- Глеб, - окликнул меня Летов, как только я вернулся.

- Что?

- Знаешь… ну, как тебе сказать, - он замялся. – Вот! Я не знаю почему, но меня к тебе тянет!

- Что? – я удивился, искренне удивился. – Это то…

- Да, то, о чем ты подумал. Видишь, твой план по соблазнению новенькому удался, скучающий, - он усмехнулся. – И я ничего не могу с собой поделать. Хоть веревками себя привязывай.

- Стой. Я, конечно, обещал, но… Слушай, то, о чем говорил Ромка – действительно ложь. Но ты… ты такой необыкновенный, и мне хочется тебя разгадать. Вот только не знаю, как.

- Эй, я не кубик Рубика и не танграммы! – возмутился Летов, раздраженно мотнул головой, и в следующий момент у меня зачесались губы от желания поцеловать эту колючку.

Что я, собственно и сделал. Мягкого касания губ не получилось, потому что меня грызанули за губу, и я взвыл от боли. Потом Летов рассмеялся и медленно-медленно потянулся ко мне. А я тонул в его зеленушках, боясь даже закрыть глаза.

Пока он меня целовал, прижав к дверному косяку, я молился всем богам, чтобы это оказался не сон. Или сон, но я ничего не вспомнил при пробуждении. Ни этой непонятно откуда взявшейся силы и напора, ни остервенения, с которым он меня целовал, чуть ли не язык в глотку заталкивая. Я не хочу вспоминать. И не могу не признать, что этот – лучший поцелуй в моей жизни.
запись создана: 24.04.2013 в 09:05

Вопрос: А это читабельно?
1. Да 
2  (66.67%)
2. Фу, говно, верни прошлый сортир! 
1  (33.33%)
Всего: 3
Всего проголосовало: 3

@темы: псих-яойщик, слэш, сортир

URL
Комментарии
2013-05-12 в 10:42 

Gentle Strike [DELETED user]
продочку бы :upset:

2013-05-13 в 16:26 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
Gentle Strike, ой, а я коммент не отправила)
как заказывала, продочка))

URL
2013-05-13 в 20:51 

Gentle Strike [DELETED user]
на ФБ я до пятой главы дочитал
а потом - тишинааа
пичалько :(

2013-05-13 в 20:51 

Gentle Strike [DELETED user]
на ФБ я до пятой главы дочитал
а потом - тишинааа
пичалько :(

2013-05-14 в 01:49 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
Я ж его опять переписываю))

URL
2013-05-14 в 07:57 

Gentle Strike [DELETED user]
респекст =))) мне бы силы воли и фантазии не хватило =)))
но оно знач готово, ес вы его переписываете? =)))

2013-05-14 в 09:19 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
готово, более того, даже вторая часть есть)

URL
2013-05-14 в 14:45 

Gentle Strike [DELETED user]
вторую часть прочел уж =))) потому так к первой и прицепился =)))
а почитать никак нельзя непереписанную первую часть, м? :glass:

2013-05-14 в 15:52 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
ну, если тебя не испугает качество, то у меня где-то должен быть документ с непереписанной))

URL
2013-05-14 в 15:55 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
URL
2013-05-14 в 18:04 

Gentle Strike [DELETED user]
:heart: пасип тебе большое =))) пошел наслаждаться =)))

2013-05-15 в 03:07 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
Gentle Strike, удачи) если у тебя хваит сил сие прочесть)

URL
2013-05-15 в 07:39 

Gentle Strike [DELETED user]
уже прочитал ))) так что не наговаривай на себя )))))

2013-05-15 в 08:01 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
мать моя пионерка)) ну ты и быстро читаешь))

URL
2013-05-15 в 16:11 

Gentle Strike [DELETED user]
вообще-т та, быстро =)))
"Войну и мир" за три дня осилил, а потом экзамен из 50 вопросов сдал на "хорошо" /невероятно гордится собой/
пасип за произведеньку, понравилось =)))

2013-05-16 в 02:38 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
три дня... Я второй год читаю( ты молодец)
написала бы, что рада, что понравилось, но я больше удивлена, что понравилось))

URL
2013-05-16 в 07:19 

Gentle Strike [DELETED user]
ну, разбор полетов устраивать каэшн не буду, но, правда, понравилось...
для этого есть сугубо индивидуальные причины =)))
и не печалься - ты не совсем ужасно пишешь =)))

2013-05-16 в 07:31 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
разбор полетов мне не раз устраивали))
спасибо)

URL
2013-05-16 в 08:18 

Gentle Strike [DELETED user]
пжл :super:

2013-06-24 в 12:49 

starga
Поживём-увидим,доживём-узнаем,выживем-учтём... .
Читала ещё на фикбуке не переписанную историю.Мне очень понравилось! Запоминающееся произведение(обе части).Буду с нетерпением ждать новую версию автора.Один вопрос,надеюсь Вы для ребят ХЭ оставите.Уж больно мне нравится эта сумашедшая (в хорошем смысле)парочка.Спасибо за прекрасную историю!

2013-06-24 в 17:13 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
обязательно оставлю))
сортир еще помнят, приятно)

URL
2013-06-26 в 05:11 

starga
Поживём-увидим,доживём-узнаем,выживем-учтём... .
Помнят,ещё как помнят и не только я.И вообще считаю Ваша страничка на фикбуке была одной из лучших.Жалко что ушли,я Вас долго искала и нашла.Ура дайри.

2013-06-26 в 15:32 

псих-яойщик
Говорят, есть люди, как наркотик - знаешь, что нельзя, а тянет. Есть люди, как торт - вкусно, сладко, но тошнит. А есть люди, как суп в местной столовке - невкусно, заебало, но жрать приходится, ибо больше ни на что денег не хватает.
на самом деле я не ушла, просто передислоцировалась)
так приятно, словами не описать)

URL
     

Записки психа-яойщика

главная